Телефон кассы
(4912) 45-81-13
 Телефон для справок
(4912) 45-80-56

Страсть, гипноз и Болливуд

24.05.2022


Для премьеры «Баядеры» в Рязанском музыкальном театре восстановили оригинальную партитуру Имре Кальмана

«О, баядера, светлый сладостный сон! О, баядера, я тобою пленен!» – эти известные строки из оперетты Имре Кальмана напевают по всему миру уже более ста лет. Теперь их подхватят и наши меломаны: Рязанский музыкальный театр выпустил премьеру – «Баядера» в постановке режиссера Андрея Цветкова-Толбина (Москва).

Баядерами в Индии называют храмовых служительниц, обученных сакральному искусству танца. Танец баядерок религиозный и, исполняя его, они совершают таинство, посвящая его своему божеству. И какое именно божество безраздельно воцарилось на рязанской сцене, становится ясно с первых же минут действия: разумеется, это Любовь! С большой буквы, со жгучей страстью, без полумер и сомнений!

Участники постановочной группы спектакля: режиссер-постановщик Андрей Цветков-Толбин, дирижеры-постановщики Ариф Дадашев и Екатерина Васильева, балетмейстер-постановщик Дмитрий Антипов, художник-постановщик Наталья Бокова, режиссер Иван Китанин, хореограф Дарья Захарова, хормейстер Людмила Корнейчук – сделали, казалось бы, невозможное. На небольшой компактной сцене музыкального театра соединились два мира: чувственный Восток и прагматичная Европа. Действие, которое по сюжету начинается в экзотичной Индии, а оканчивается в блестящем Париже, требует размаха. Подхваченное волнами красивейшей музыки Кальмана, оно переливается со сцены прямо в зрительный зал и по сложным двухярусным декорациям поднимается на самый верх, буквально под софиты.



Но даже и этого пространства оказывается недостаточно, чтобы вместить чувства, которые переживают главные герои – восточный принц Раджами и примадонна парижского театра «Шаталет» Одетта.

«Баядеру» называют одним из лучших произведений великого корифея Кальмана. Уникальна оперетта, прежде всего, музыкальным разнообразием, которое охватывает и восточные мотивы, и джаз, и американские танцевальные ритмы. Каждый номер превращается в отдельный полноценный хит. Подобно тому, как Раджами гипнотизирует Одетту, постановка завораживает зрителя. Чарующий дуэт Ирины Мезеневой и Антона Байбакова, искрометное трио Марины Головкиной, Сергея Головкина и Валерия Вахрамеева – зал не уставал аплодировать! Хочется назвать всех артистов, но поскольку в постановке играют три состава, то оставим это на откуп потенциальному зрителю.

Такая масштабная работа, когда в спектакле занята практически вся труппа, стала для театра новым опытом. О том, какие еще эксперименты были опробованы при подготовке премьеры, мы поговорили с дирижером Рязанского музыкального театра Екатериной Васильевой сразу после спектакля.

– Екатерина, уже состоялись первые премьерные показы. Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями.

– У меня сложилось впечатление, что зрители соскучились по классической оперетте. На самом деле, это совсем не простой жанр. Здесь достаточно сложная музыкальная составляющая. Большой работы требует взаимодействие оркестра, солистов, хора и балета. Собрать все это вместе в единое и гармоничное целое – задача весьма нелегкая.

– Я знаю, что при подготовке постановки вы проделали серьезную работу по восстановлению музыкального первоисточника.

– Дело в том, что «Баядера» – оперетта востребованная, ее часто ставят в театрах по всему миру. И порой спектакль превращается в набор популярных номеров, какие-то сцены сокращают или вырезают, оставляя только самые яркие моменты. Поэтому режиссер-постановщик нашего спектакля Андрей Цветков-Толбин задался целью восстановить оригинальную партитуру Имре Кальмана 1926 года. Хотелось воплотить на сцене весь объем музыкального материала. Надо сказать, сделать это оказалось довольно трудно. Собирать ноты пришлось буквально по тактам. Мы созванивались с разными городами: Московским театром оперетты, Театром оперы и балета из Сыктывкара, Музыкальным театром Кузбасса в Кемерово… Спасибо, люди везде отзывчивые и охотно делились архивами. Но все-равно было много сложностей: где-то есть голоса, но нет партитуры, где-то наоборот. Так что работа была проделана скрупулезная, много музыкальных моментов пришлось набирать самой. Более того, по задумке режиссера, сам спектакль должен быть выдержан в духе Болливуда. Яркое, пышное зрелище! Феерия красок и звуков! И для подкрепления этой темы мы решили включить в партитуру музыкальные цитаты из индийских фильмов, в частности, из всеми любимой мелодрамы «Зита и Гита». Такая интересная идея режиссера, которая была мной оркестрована специально для этого спектакля. И подобных моментов довольно много. Вспомнить хотя бы сцену драки с мощными ударными акцентами – куда же без нее в индийском кино!


– Вам и самой пришлось взять в руки музыкальный инструмент...

– Да, когда уже все было написано, оказалось, что у нас нет свободных рук, кроме моих. Зал в театре небольшой и оркестровая яма маленькая. Так что мне пришлось не только дирижировать, но и взять в руки шейкер и вместе с музыкантами исполнить один номер.

– А как режиссер объяснял свою цель? Почему ему было так важно исполнить все-таки оригинальную версию?

– Я думаю, он не хотел повторяться. Но в целом его задумка гораздо глубже. Он меняет либретто: Одетту делает индийской принцессой, которая в младенчестве была увезена из страны во время государственного переворота. Казалось бы, небольшой штрих. Но это фактически «переписывает» судьбы главных героев. Если в оригинальной версии брак принца с иностранкой, да еще с опереточной певицей, может покрыть позором его имя и навсегда лишить родины, то здесь ситуация меняется. Индийский принц находит свою индийскую принцессу. Любовь сводит их вместе и соединяет сердца! Такой замысел – настоящая находка. И, наверное, для такого «индийского кино» и нужен более богатый материал. Режиссеру было важно воплотить в музыкальной драматургии характеры героев, их чувства, пожирающую страсть и раздирающие противоречия.


– Как, на ваш взгляд, сложился актерский ансамбль в «Баядере»?

– Во-первых, надо сказать, что партии главных героев крайне сложные. Певиц, достойных спеть партию Одетты, крайне мало, говорю это без преувеличения. Ирина Мезенева – актриса с прекрасными вокальными данными, великолепное сопрано. Эта партия словно специально написана для нее, она отлично с ней справилась. И, как мне кажется, у них с Антоном Байбаковым сложился гармоничный дуэт. Вообще в этой постановке у всех артистов получились яркие, запоминающиеся образы. Сейчас театр готовится к гастролям в Смоленске, в том числе повезем и «Баядеру». Думаю, это тоже пойдет на пользу новой постановке.

– Давайте раскроем «кухню»: чем занимается дирижер в музыкальном театре, помимо собственно дирижирования оркестром?

– Во время работы над спектаклем обязательно проходят вокальные репетиции с солистами, хором. Также обязательны репетиции с балетом, потому что у них есть свои пожелания по темпу. Здесь важно соблюсти все нюансы, чтобы артистам было удобно и танцевать, и делать трюковые номера. Вообще работа дирижера в музыкальном театре – большая ответственность. Каждая постановка – это коллективный труд огромного количества людей. И когда дирижер выходит к пульту, он не может не думать о том, что в его руках результат этой колоссальной работы. И надо приложить все усилия, чтобы она с успехом состоялась. Осознавать это всегда волнительно, но эти переживания надо преодолевать.

– «Баядера» – легкая оперетта…

– О, это кажущаяся легкость! Но тот факт, что она вами так воспринимается, – для нас комплимент. Как балерина, которая крутит 32 фуэте. Кажется, все так легко и воздушно, но никто не видит ее мозолей и пота.

– Абсолютно согласна! Но вернусь к вопросу, «Баядера» – легкая оперетта, однако поднимающая массу тем: здесь и взаимоотношения Востока и Запада, и чувство долга, и готовность к самопожертвованию. Какая тема для вас основная?

– Однозначно, любовь. Она везде, во всем, она правит миром. Ради любви можно пойти на все: ведь Одетта, по сути, отказывается от Раджами, чтобы он был счастлив. Это настоящий подвиг во имя любви. Только ради этого и стоит жить.

Фото Андрея Павлушина